Английский суд отказал в приведении в исполнение судебного решения

Приведение в исполнение арбитражных решений, выносимых на основании Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, может быть поставлено под сомнение английскими судами ввиду принципа недопустимости возражений по уже решённому вопросу (issue estoppel — эстоппель).

Недавнее решение английского Коммерческого суда по делу Diag Human v Czech Republic [2014] EWHC 1639 (Comm) впервые продемонстрировало, что доктрина общего права в части использования принципа эстоппель воспрепятствовала приведению в исполнение решения, вынесенного в силу Статьи 101 Закона об арбитраже от 1996 года (Arbitration Act 1996). Данное решение дало возможность пересмотреть охват доктрины эстоппель и то, всегда ли суды должны следовать решениям, вынесенным в ходе предыдущих разбирательств.

К слову, похожий вопрос был поднят в деле Yukos Capital Sarl v OJSC Rosneft Oil Co [2012] EWCA Civ 855, в рамках которого Апелляционный суд установил, что эстоппель не служит задачам воспрепятствования процедуре приведения в исполнения конкретного решения.

Факты дела

Вышеозначенные арбитражные разбирательства на территории Чешской Республики впервые были проведены ещё в 1996 году в рамках положений об арбитражном соглашении, включённых в текст Закона об арбитраже от 1994 года. Данное соглашение включило в себя положения, позволившие осуществить процедуру рассмотрения дел вторым арбитражным судом по результатам вынесения предшествующего судебного решения. На тот момент было вынесено два арбитражных решения, при этом все они пересмотру подвергнуты не были. Окончательное решение было вынесено в августе 2008 года, на его основании было выплачено 135 млн фунтов стерлингов в виде возмещения за нанесённый ущерб и 140 млн фунтов стерлингов в виде полагающихся процентов (вкупе со штрафными процентами за ежедневную просрочку). Чешская Республика предприняла попытку ходатайствовать об инициировании пересмотра окончательного решения. Компания Diag Human (аналогичным образом попытавшаяся пересмотреть решение, однако затем отозвавшая своё заявление) оспорила подсудность и состав второго арбитражного суда).

В конечном итоге вынесение окончательного решения было отложено, и незадолго до завершения процесса пересмотра дела Diag Human инициировала процедуру приведения решения в исполнение на территории Австрии, Люксембурга, Швейцарии, Франции и Соединённых Штатов Америки. Все попытки компании провалились (за исключением инициированных на территории Люксембурга и Соединённых Штатов, на момент вынесения решения ещё не завершённых). На территории Англии вся процедура изначально оказалась в руках судьи Burton в составе Коммерческого Суда, который оставил в силе приведение в исполнение решения в отношении Чешской Республики. Чешская Республика оспорила данное решение, дело перешло к судье Eder. Чешская Республика заявила, что вопрос о том, было ли решение обязательным, уже решён австрийским Верховным Судом 6 апреля 2013 года, тем самым сформировав основание для отказа австрийского Верховного Суда оставить в силе решение, исходя из Статьи V(1)(e) Нью-Йоркской конвенции, которая оговаривает, что суд вправе аннулировать процесс приведения в исполнение в случае, когда решение ещё не стало обязательным.

Рассмотренные судом вопросы

Возникновение принципа эстоппель

В Деле Yukos английский Апелляционный должен был принять решение о том, находились ли стороны под влиянием эстоппель (были не вправе поднимать в английском суде вопрос о рассмотрении дела, по которому решение уже было вынесено голландским судом). При решении вопроса о том, приводить ли в исполнение принятые на территории РФ решения, голландский суд заявил, что данные решения были «частными и обусловленными», и что в силу публичного порядка решения российских судов не должны признаваться голландскими судами. Ввиду вышеозначенного решения были приведены в исполнение на территории Голландии. Английские суды заявили, что эстоппель не возник, так как вопрос о том, были ли решения российских судов «частными и обусловленными» и тем самым не приводимыми в исполнение на основании публичного порядка Соединённого Королевства, не был решён голландскими судами.

Что касается Yukos, Eder признал, что решение суда зарубежного государства, отказавшего в приведении в исполнение решения, вынесенного на основании Нью-Йоркской конвенции по соображениям публичного порядка данного государства, скорее всего не вызовет возникновения принципа эстоппель на территории Соединённого Королевства.

Тем не менее, вопрос в данном случае связан с тем, было ли решение, подчеркнувшее необходимость правоприменения, обязательным. Суд прибегнул к простому тесту для установления того, возникает ли принцип эстоппель, и установил, что, исходя из фактов дела:

  • он столкнулся с одним и тем же делом и существом рассмотрения в рамках предыдущего разбирательства между одними и теми же идентифицируемыми сторонами;
  • австрийский Верховный суд явился судом компетентной подсудности, признанной английским частным международным правом;
  • суждение австрийского Верховного суда явилось окончательным; и
  • решение было вынесено «по существу дела» (т. е., было по природе своей чем-то большим, нежели просто процессуальным).

Тем самым стороны попали под влияние принципа эстоппель и не могли инициировать рассмотрение одного и того же дела в английском суде.

Diag Human же утверждала, что решение австрийского Верховного суда было неприменимо к английским судам в редакции Статьи V(1)(e) Конвенции, в то время как решение английского Коммерческого суда было вынесено на основании Статьи 103 Закона об арбитраже от 1996 года. Судья же отметил, что все это было лишь кажущимся различием, так как Статья 103 вводит в действие обязательство Соединённого Королевства на основании Нью-Йоркской конвенции, а положения данной статьи почти идентичны статье V(1)(e) Конвенции.

«Ещё не обязательное» решение в силу Статьи 103(2)(f)

В случае, когда судья допустил ошибку в том, что касается применения принципа эстоппель, он также коснулся альтернативных аргументов Чешской Республики.

Статья 103(2)(f) предусматривает, что суд вправе отказать в признании или приведении в исполнение или вынесении решения, когда данное решение «ещё не стало обязательным для сторон». Общим основанием явилось то, что в случае, когда процесс пересмотра решения был юридически корректно запущен Чешской Республикой, решение не стало обязательным до тех пор, пока процесс пересмотра не был завершён. Судья установил, что процесс пересмотра был инициирован корректно. Более того, он заявил, что данный процесс правильно охарактеризован как побуждение к рядовому регрессу или апелляции, без которого решение не признаётся обязательным (Dowans Holding SA v Tanzania Electric Supply Co Ltd [2011] 2 Lloyd’s Rep 275). Незавершение такового процесса (который продолжался на момент вынесения судьёй своего вердикта) означает непризнание решения обязательным.

http://worldbiz.ru/

Оставьте первый комментарий для "Английский суд отказал в приведении в исполнение судебного решения"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

error

Понравился сайт? Расскажите о нем своим друзьям.

RSS
Follow by Email