Как зарубежные компании уходят от налогов?

Российский бизнес принято ругать за увод прибыли в офшоры. Но, как показывает расследование американского сената, россиянам тут есть чему поучиться у таких транснациональных гигантов, как Microsoft, Apple и Hewlett-Packard

Власти США озаботились прибылями своих транснациональных корпораций неспроста. Государственные финансы переживают один из самых тяжелых периодов в послевоенной истории, а на зарубежных счетах американских гигантов скопилось более $1 трлн. Бюджетный дефицит США в 2012 г. составил, по данным МВФ, 8,5% ВВП, а госдолг — $16,7 трлн (106,5% ВВП).

При этом доля корпоративных налогов в доходах федерального бюджета сокращается. Больше всего после Второй мировой войны компании платили налог на прибыль в 1952 г. — 32,1%; в том же году налоги физлиц составили 42,2%, а налог с фонда оплаты труда — 9,7%. Сегодня соответствующие показатели, по данным конгресса США, — 8,9, 41,5 и 40%.

Как американские компании экономят на налогах

Денежный киприотизм

Подкомитет по расследованиям сената США в последние годы изучал, как именно компании избегают налогообложения в США. Результатом стало несколько докладов, которые, в частности, описывают способы, используемые Microsoft и Hewlett-Packard (опубликован в сентябре 2012 г.), а также Apple (представлен 20 мая). Выяснилось, что корпорации умело используют свои офшорные структуры, различия между налоговыми законодательствами разных стран, а также лазейки в налоговом кодексе США. У многих есть подконтрольные им зарубежные компании, чья прибыль во много раз превышает ВВП офшоров, в которых они зарегистрированы: например, на Бермудских островах эти прибыли составляют 645% ВВП, на Каймановых — 546%, отмечается в докладе. Ссылаясь на исследования банков JPMorgan Chase и Credit Suisse, сенаторы отмечают, что у американских транснациональных корпораций более $1,7 трлн нераспределенной зарубежной прибыли и не менее 60% своих денежных средств они держат в других странах. У той же Apple — $145 млрд в деньгах и эквиваленте, из которых $102 млрд — за рубежом.

В марте The Wall Street Journal сообщила, что в 2012 г. средства 60 крупных компаний на счетах за пределами США выросли на $166 млрд до $1,3 трлн. Более 40% совокупной годовой прибыли этих компаний было выведено из-под налогообложения в США. Эти средства также недоступны для выплаты дивидендов, выкупа акций или инвестиций в США. Apple, которую акционеры долго призывали направить часть ее огромных денежных запасов на дивиденды, в этом году не вернула для этого средства на родину (где пришлось бы заплатить налог), а выпустила облигации на $17 млрд.

Тенденция хранить деньги за рубежом наиболее заметна среди высокотехнологичных компаний и в сфере здравоохранения — таких компаний The Wall Street Journal обнаружила 26 (всего было исследовано 60). На них пришлось $120 млрд, или три четверти прироста средств на зарубежных счетах в 2012 г. У некоторых там лежат почти все деньги: так, у Johnson & Johnson — $14,8 млрд из $14,9 млрд.

Только 19 из 60 исследованных компаний раскрыли информацию о сумме налогов, которую они бы заплатили, если бы вернули в США всю прибыль зарубежных подразделений, — в общей сложности получилось $98 млрд дополнительных платежей. При этом в марте вступил в силу автоматический секвестр расходов федерального бюджета на $85 млрд.

Налог на прибыль в США составляет 35%, это одна из самых высоких ставок в мире, признают сенаторы в майском докладе, но отмечают: его можно уменьшить различными способами. Так, транснациональные корпорации получают отсрочку по уплате налога «на прибыль от активного бизнеса» их зарубежных структур, пока эта прибыль не возвращена в США. Это «стимулирует американские компании переводить американские прибыли в низконалоговые или безналоговые юрисдикции, чтобы избежать в США уплаты налога и увеличить свою посленалоговую прибыль», констатируется в докладе.

Отдать и поделить

Основной способ вывести прибыль в офшоры — трансфертное ценообразование. Трансферт активов может осуществляться несколькими способами, отмечается в докладе подкомитета, и наиболее популярные, но при этом неоднозначные — лицензирование и соглашение о разделе затрат.

При лицензировании юридические права на интеллектуальную собственность обычно остаются в США, зарубежным структурам передаются лишь экономические. «Расследование подкомитета, а также ряд правительственных и научных исследований показали, что транснациональные компании США используют трансфертное ценообразование, чтобы передать экономические права на нематериальные активыподконтрольным зарубежным компаниям в налоговых гаванях, при этом расходы записываются на американские подразделения, что снижает их налогооблагаемую базу на родине», — говорится в докладе. Такая практика дает транснациональным корпорациям неоправданные преимущества над местными компаниями и фактически является субсидией, сетуют сенаторы. Права же зачастую получают компании-пустышки, не имеющие сотрудников, производства и нередко существующие только на бумаге. Пустышки «повсеместно используются американскими транснациональными корпорациями для налогового планирования», утверждает профессор Школы права Мичиганского университета Ройвен Ави-Йонах.

Сложность в оценке нематериальных активов позволяет корпорациям искусственно завышать прибыль в низконалоговых юрисдикциях, «используя агрессивные методы трансфертного ценообразования», отмечается в докладе. По законам США офшорная структура компании должна заплатить за актив справедливую рыночную цену, но зачастую передаются права на интеллектуальную собственность, связанную с каким-то изобретением или новым продуктом, что делает практически невозможным определить цену, которую могла бы заплатить за них третья несвязанная сторона. «Легионы экономистов и налоговых юристов советуют корпорациям получить от этого как можно больше выгоды: искусственно установить низкую цену, чтобы минимизировать налогооблагаемую прибыль материнской американской компании. И в результате прибыли от созданных в США активов перемещаются в налоговые гавани», — считает председатель подкомитета сенатор Карл Левин.

При соглашении о разделе затрат стороны договариваются нести часть затрат по разработке нематериального актива и получают долю в возникающей в результате интеллектуальной собственности. Обычно аффилированная структура также производит платеж материнской в виде компенсации за трансферт нематериальных активов и за затраты и риски, которые та несет при начале разработки. Однако, как выяснили сенаторы, платежи офшорных структур зачастую не шли ни в какое сравнение с затратами материнских и со стоимостью передаваемых за рубеж активов. Так, ирландская Apple Sales International в 2009-2012 гг. заплатила по договору о разделе затрат материнской компании примерно $5 млрд, а торговля продукцией Apple принесла ей $74 млрд. Эту лазейку, правда, министерство финансов начало закрывать. В декабре 2008 г. оно опубликовало временные правила (стали постоянными в декабре 2011 г.), в которых постаралось четко определить соответствие между вкладом и затратами сторон и получаемой ими выгодой. Однако было разрешено сохранять условия соглашений, заключенных до 2008 г., что компании и делали.

Прибыль от галочки

Проблема вывода транснациональными компаниями прибылей из-под налогообложения в США не впервые становится предметом пристального внимания властей. Аналогичная ситуация — большой дефицит бюджета, медленный рост экономики и падение корпоративных платежей в результате предоставления отсрочки по уплате налога до возврата прибыли из-за рубежа — наблюдалась в начале 1960-х гг. Администрация Джона Кеннеди даже хотела вовсе отменить отсрочку налогообложения зарубежных прибылей, но в итоге был найден компромисс. Компании получили отсрочку для прибыли, полученной в результате активных операций за рубежом, но отныне она была не разрешена для «пассивной прибыли», такой как «роялти, проценты или дивиденды» и от ряда других видов деятельности. Однако подзаконные акты, поправки и исключения практически полностью свели на нет цель, которую преследовали авторы того закона, констатируется в докладе подкомитета.

Одна из законодательных лазеек стала известна как правило «поставь галочку» (check-the-box). Его ввело в январе 1997 г. министерство финансов, чтобы упростить для налоговиков определение структуры собственности юрлица — корпорации, партнерства, индивидуального предпринимателя и проч. Налоговики ранее проводили многофакторный тест, а иностранная организация классифицировалась в зависимости от законов ее страны, что еще больше усложняло работу налогового управления США. Новые правила, разрешавшие налогоплательщику просто выбрать свой налоговый статус («поставить галочку» в нужном окошке), имели непредвиденные последствия. Они позволили корпорациям обходить правило о налогообложении пассивной прибыли офшорных структур. Стало возможно зарегистрировать в низконалоговой юрисдикции иностранную компанию, которая получала пассивную прибыль от другой, подконтрольной ей иностранной компании. Последнюю же материнская корпорация не учитывала в налоговых целях, перестав, таким образом, указывать, что ее зарубежные структуры получают пассивную прибыль. Хотя власти вскоре заметили это, из-за бюрократических проволочек и процедур это правило так и не было существенным образом изменено.

«Потери минфина чудовищны. Подкомитет выяснил, что за 2009-2011 финансовые годы Apple могла получить налоговую отсрочку, в то время как сумма пассивной прибыли ее офшорных структур была $35,4 млрд, Google — $24,2 млрд, Microsoft — $21 млрд», — констатировал Левин. В докладе также приводятся цифры, согласно которым в 2011-2012 гг. благодаря правилу «поставь галочку» Apple удалось избежать уплаты в США $12,5 млрд налогов, или по $17 млн в день.

Еще один способ не платить налоги с зарубежной прибыли позволяет все-таки вернуть деньги в США. Им активно c 2003-2004 гг. пользуется Hewlett-Packard (HP), получая краткосрочные кредиты от подконтрольных ей иностранных компаний. Обычно подобные платежи облагаются налогом, но есть ряд поправок и исключений, например для краткосрочных кредитов, которые не переходят через квартал. HP даже изменила даты финансовых кварталов и года одной из двух подконтрольных ей структур, чтобы бесперебойно получать от них деньги. Не было ни одного дня, когда бы у американской компании не было средств, выданных ей в кредит ее офшорными «дочками», указывают сенаторы.

«Эта кредитная программа — исключительный пример триумфа формы над содержанием. Это настолько очевидно, что даже во внутренних документах HP она открыто называется частью “стратегии по репатриации” [прибыли]», — заявили сенаторы.

Чтобы вернуть налоговому кодексу приоритет содержания, подкомитет рекомендует устранить лазейки и ужесточить налоговое законодательство в части трансфертного ценообразования, чтобы ликвидировать стимулы для американских корпораций переводить права на интеллектуальную собственность в пустышки в низконалоговых юрисдикциях. Предлагается также реформировать правило «поставь галочку», чтобы можно было взимать налог с определенных видов зарубежной прибыли. Налоговое управление должно игнорировать притворные структуры и взимать американский налог на прибыль любых иностранных компаний, которые управляются и контролируются из США. Оно должно использовать свои права по борьбе со злоупотреблениями, чтобы прекращать применение офшорных схем и операций, «которые серьезно нарушают дух налогового кодекса, но структурированы так, чтобы соответствовать чисто техническим требованиям правил, определяющих налогообложение зарубежной прибыли», рекомендуют сенаторы.

Рассчитывать на то, что компании сами образумятся и вернут свои деньги в США, не приходится. Пока они просто перестают сообщать в отчетности о своих зарубежных «дочках». По данным контрольного управления конгресса, в 2008 г. 83 из 100 крупнейших по выручке публичных компаний США сообщали, что у них есть «дочки» в налоговых гаванях. Но в последнее время число таких структур в отчетности подозрительно сократилось. В отчетности Oracle в 2010 г. насчитывалось более 400 дочерних компаний, к 2012 г. осталось только восемь, из них пять — в Ирландии. У Google из 100 в 2009 г. (81 из них — на Бермудах, Нидерландских Антильских островах и в Гонконге) к 2012 г. осталось две в Ирландии. У Microsoft в 2002 г. было больше 100 «дочек», к 2012 г. осталось 11, у Raytheon из 250 в 2003 г. — ни одной, сообщила на днях The Wall Street Journal. Компании в большинстве своем объясняют это желанием упростить раскрытие информации. Любопытно, что эта тенденция возникла в то время, как власти стали активно выявлять налоговые лазейки, отмечает Эдмунд Аутслей из Мичиганского университета, изучающий налоговую практику крупных корпораций.

А гендиректор Apple Тим Кук ответил сенатскому подкомитету по расследованиям, что его компания уплатила все положенные налоги. По его словам, возвращать прибыли в США, пока в стране такой высокий налог на прибыль и такой сложный налоговый кодекс, компания не намерена (www.vedomosti.ru)

Оставьте первый комментарий для "Как зарубежные компании уходят от налогов?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

error

Понравился сайт? Расскажите о нем своим друзьям.

RSS
Follow by Email