суды по рыночной цене акций

На днях Президиум ВАС РФ рассмотрел спор ЗАО «КБ «Ситибанк» и ИФНС. Спор возник из-за цены еврооблигаций, которые продал «Ситибанк» . По мнению налоговой инспекции, цена продажи была ниже рыночной.

Основанием для такого вывода для инспекции послужило то, что в день совершения сделок на бирже была зарегистрирована лишь одна сделка по продаже еврооблигаций. Из-за этого отсутствовал ценовой интервал (он возникает, если в один день проводится несколько сделок), а значит, по словам представителя налоговой инспекции, было невозможно установить рыночную цену еврооблигаций. Поэтому инспекция рекомендовала банку руководствоваться данными ближайших прошлых торгов.

Торги проходили в апреле, за месяц до того, как «Ситибанк» продал свои облигации. Апрельская цена составляла 960 долларов США. Банк продал свои еврооблигации в мае по меньшей цене — за 850 долларов. Исходя из этого, налоговая инспекция доначислила «Ситибанку» налог на прибыль. Банк с этим не согласился, обратился в арбитражный суд и дошел до ВАС РФ.

Ситибанк в ВАС РФ доказал, что для определения рыночной цены ценных бумаг, реализуемых вне биржи, не обязательно наличие нескольких биржевых сделок, а достаточно ориентироваться на цену одной сделки.

Опыт Ситибанка очень ценен для организаций, торгующих ценными бумагами. Ведь эти организации сталкиваются со множеством налоговых проблем, одну из которых Президиум ВАС РФ решил, рассмотрев это дело. Данное постановление ВАС РФ — позитивная новость для налогоплательщиков, однако оно решает не все проблемы, а пока только часть.

Чтобы получить более подробный комментарий о решении ВАС РФ по данному делу, мы обратились к руководителю налоговой практики юридической компании «Пепеляев Групп» (СПб) Сергею Сосновскому, представлявшему интересы «Ситибанка» в Высшем арбитражном суде РФ. Мы попросили его спрогнозировать, изменит ли решение ВАС РФ подходы к трактовке статьи 280 НК РФ (об определении налоговой базы по операциям с ценными бумагами) и уменьшит ли количество проблем у организаций, торгующих ценными бумагами.

Основной источник правовых проблем налогоплательщика при обороте ценных бумаг — несовершенство положений статьи 280 НК РФ.

В целях налогообложения все ценные бумаги делятся на обращающиеся и не обращающиеся на организованном рынке (в зависимости от категории бумаг применяются нормы пункта 5 или 6 ст. 280 НК РФ).

Причем бумаги, которые рассматриваются в качестве обращающихся на организованном рынке (то есть, на биржах и иных организованных торговых площадках), могут быть фактически проданы вне биржи через системы электронных торгов.

При расчете налога на прибыль налогоплательщики, продавая ценные бумаги, обращающиеся на организованном рынке, должны сравнивать фактическую цену продажи с ценами данных организаторов торговли. Если фактическая цена выше минимальной цены на бирже на ту же дату, в налогооблагаемый доход включается фактическая цена. Если же организация продала ценные бумаги дешевле, чем можно было продать на организованном рынке, в доход включается минимальная цена на ценную бумагу по данным организатора торговли (иными словами, законодатель сознательно облагает налогом доход, который налогоплательщик не получил). В том случае, если на дату сделки налогоплательщика на бирже сделок не совершалось, принимаются во внимание биржевые цены на ближайшую предшествующую дату.

Вроде бы механизм простой, понятный и логичный. Действительно, всегда можно выйти на биржу и продать там ценные бумаги, по крайней мере, не дешевле, чем это делают остальные.

Если же налогоплательщик в силу каких-то причин умудрился получить от продажи биржевого товара меньше, чем можно было выручить непосредственно на бирже, неправильно было бы перекладывать негативные налоговые последствия такой нерачительности на бюджет.

Корявые формулировки Налогового кодекса порождают проблемы. В рассматриваемом случае на дату совершения сделок налогоплательщиком на бирже была зарегистрирована всего одна сделка, соответственно, минимальная цена по данным биржи была равна максимальной.

НК РФ прямо указывает на то, что «рыночной ценой ценных бумаг, обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, для целей налогообложения признается фактическая цена реализации или иного выбытия ценных бумаг, если эта цена находится в интервале между минимальной и максимальной ценами сделок (интервал цен) с указанной ценной бумагой, зарегистрированной организатором торговли на рынке ценных бумаг на дату совершения соответствующей сделки».

Из этой нормы налоговая инспекция сделала вывод о том, что при наличии информации всего об одной биржевой сделке минимальная цена по данным биржи равна максимальной, интервала не образуется, поэтому даже если налогоплательщик продал ценные бумаги дороже, чем на бирже, его цена не может находиться «в интервале». Из этого следует, что цена не рыночная, и нужно обращаться к данным о ценах на бирже на ближайший до сделки день, когда на бирже было минимум две сделки.

Подход налоговиков поддержали суды апелляционной и кассационной инстанций. Определенная логика в позиции инспекции, конечно, есть. Между тем, она не учла два момента, которые ведут к абсурдным экономическим последствиям.

Налоговая инспекция не учла два существенных момента

Так, в деле «Ситибанка» инспекция принуждала налогоплательщика определить доход по ценам месячной давности, при том, что инфляция на рынке за этот месяц составила более чем на 10% — цена упала с 960 до 850 долларов за тысячу облигаций. Наверное, банк был бы и рад продать ценные бумаги по ценам, на которые ссылается инспекция, но вряд ли нашлись бы желающие их по такой цене в этот момент купить.

Во-вторых, инспекция, с нашей точки зрения, была не права и по формальным основаниям. Представим ситуацию, когда на дату сделки налогоплательщика на бирже было две сделки с такими же бумагами. Есть минимальная цена, есть максимальная, интервал присутствует. А налогоплательщик взял и продал ценные бумаги вне биржи дороже максимальной биржевой цены. Согласно указанию п. 5 статьи 280 НК РФ в этом случае цена не признается рыночной в целях налогообложения, так как находится за пределами интервала. Логичный вопрос: какие это влечет налоговые последствия? А никаких. Так, никто не будет «награждать» удачливого налогоплательщика, разрешая ему не включать в доход для налога на прибыль фактическую выручку, а уменьшить ее до верхней границы интервала (по крайней мере, это четко следовало из редакции ст. 280 НК РФ, действовавшей до 01.01.2010 г.).

В итоге коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ, передавая дело в Президиум, указала: налогоплательщик должен сравнивать фактические цены с официальной информацией по данным организатора торгов. В рассматриваемом случае такая информация была. Налоговая инспекция неправомерно пыталась ее игнорировать. Президиум данный подход, на наш взгляд, совершенно правомерно поддержал.

Вместе с тем, Высший Арбитражный Суд в рассматриваемом деле не затронул еще один важный вопрос — квалификацию еврооблигации в порядке применения статьи 280 НК РФ.

Дело касалось сделок с российскими облигациями внешнего облигационного займа (еврооблигациями). Они формально допущены к торгам на бирже, но подавляющее большинство сделок с ними традиционно совершается на внебиржевом рынке.

Многие организации квалифицируют такие еврооблигации как ценные бумаги, не обращающиеся на организованном рынке, применяют к ним п. 6, а не п. 5 статьи 280 НК РФ, и сравнивают цены не с биржевыми ценами, а с некими расчетными величинами (например, средней ценой внебиржевого рынка, публикуемой в информационной системе «Блумберг»).

Министерство финансов России также полагает, что налогоплательщик вправе самостоятельно выбрать, как ему квалифицировать еврооблигации и какие нормы п.5 или п.6 статьи 280 НК РФ применять. Однако налоговые органы с Минфином не согласны и жестко требуют квалифицировать еврооблигации исключительно по п. 5 ст. 280 НК РФ. В рассмотренном деле налогоплательщик рассматривал еврооблигации в качестве обращающихся на организованном рынке и применял к ним п. 5 ст. 280 НК РФ. Однако это не значит, что налогоплательщик не вправе был принять другое решение и квалифицировать еврооблигации как не обращающиеся.

Как представляется, Высший Арбитражный Суд РФ не подтвердил наличие у налогоплательщика возможности такого выбора, но и не опроверг ее. Безусловно, следует дождаться окончательно текста постановления Президиума ВАС РФ, однако нам представляется, что при рассмотрении дела в Президиуме данном деле вопрос не ставился и затрагивался.

Сравнение фактических и биржевых цен продажи бумаг в режиме адресных и переговорных сделок

Требует однозначного решения и вопрос о том, следует ли сравнивать фактические цены продажи бумаг, обращающихся на организованном рынке, с биржевыми ценами только в режиме основных торгов (безадресные сделки), как требуют налоговые органы, или также в режиме переговорных сделок (адресные сделки)? В ходе судебного заседания в Президиуме ВАС РФ вскользь упоминалось об этом, однако подробно данный вопрос не обсуждался.

www.pravo.ru

Оставьте первый комментарий для "суды по рыночной цене акций"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

error

Понравился сайт? Расскажите о нем своим друзьям.

RSS
Follow by Email