В 2008 году М. приобрел долю в праве собственности на нежилое помещение. С момента приобретения помещение сдавалось в аренду. В 2009 году М. зарегистрировался в качестве ИП на УСН с объектом обложения «доходы минус расходы» и видом деятельности «оптовая торговля мебелью». С доходов от аренды предприниматель уплачивал НДФЛ, а в 2014 году реализовал помещение.

По результатам камеральной проверки декларации по УСН за 2014 год инспекция доначислила налог, пени и штраф, полагая, что доход от продажи помещения получен в рамках предпринимательской деятельности.

Суд первой инстанции, апелляция и окружной суд (дело № А53-18839/2016) поддержали решение инспекции, указав на систематическое получение дохода от сдачи в аренду нежилого помещения, не предназначенного для использования в личных, семейных и иных, не связанных с предпринимательскими, целях.

Предприниматель настаивал, что имущество приобретено им как гражданином задолго до регистрации в качестве ИП и для ведения торговой деятельности не использовалось. В период применения УСН доход от аренды ИП отражал в декларации по НДФЛ. Уплачивая НДФЛ, истец надеялся на налогообложение НДФЛ и при продаже помещения (при владении им более трех лет налога не должно было быть). ИП обратил внимание, что, зная о природе задекларированного дохода, инспекция сомнений в правильности его отражения не выражала, контрольные мероприятия не проводила и о необходимости применения спецрежима не уведомляла.

Судебная коллегия ВС (308-КГ17-14457 от 06.03.2018) отменила решение судов, указав на постановления КС (от 03.03.2015 № 417-О, от 02.04.2015 № 583-О), согласно которым налогоплательщик вправе предполагать, что если инспекция не обращается за объяснениями или подтверждающими документами, то у нее нет сомнений в правильности уплаты налогов. Иное означало бы нарушение принципа правовой определенности и вело бы к произволу налоговых органов.

Исходя из этого, налогоплательщик вправе рассчитывать на проверку инспекцией полученной декларации, в том числе правильности исчисления налогов. При наличии у инспекции информации, достаточной для квалификации деятельности как предпринимательской, ИФНС должна была указать налогоплательщику на ошибку.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для исследования правомерности действий налоговиков, в том числе, по начислению пени и штрафа.