Новые правила в сфере конкуренции в Германии

После длительных споров Германия в конечном итоге утвердила процесс реформирования Закона об ограничении конкуренции. Соответствующий поправочный закон (Achtes Gesetz zur Änderung des Gesetzes gegen Wettbewerbsbeschränkungen — Восьмой закон о внесении изменений и дополнений в Закон об ограничении конкуренции) вступил в силу 30 июня 2013 года.

Краеугольный камень утверждённых реформ

Реформа положений в части разделения контрольных полномочий включит в себя:

  • введение критерия существенного ограничения эффективной конкуренции (significant impediment to effective competition (SIEC) test);
  • правовую презумпцию доминирования на уровня 40% от доли рынка;
  • малозначительные рыночные послабления более не смогут оказывать влияния на требование о предоставлении документации и отчётности;
  • правило рассмотрения множественных операций между одними и теми же компаниями в течение двух лет; и
  • внесение изменений в общую процедуру.

Реформа положений в части злоупотребления доминированием включит в себя:

  • реорганизацию существующих правил; и
  • правовую презумпцию доминирования на уровня 40% от доли рынка.

Реформа положений в части правоприменения включит в себя:

  • введение структурных мер в качестве инструментария противодействия правонарушениям;
  • введение порядка возмещения незаконной прибыли в адрес пострадавших от правонарушений сторон; и
  • изменение в обязательствах в части уплаты штрафов в рамках правопреемства.

Контроль за слияниями и поглощениями

Введение критерия существенного ограничения эффективной конкуренции

Федеральный департамент по делам картелей (Federal Cartel Office) отныне станет применять критерий существенного ограничения эффективной конкуренции (SIEC test) при рассмотрении случаев слияния/поглощения. На наднациональном уровне — на уровне Европейского Союза — SIEC test получил известность благодаря введению его понятийного аппарата в статью 2(2) Регламента 139/2004. Критерий позволяет выяснить, оказывают ли/могут ли оказать операции/сделки негативное воздействие или в значительной мере воспрепятствовать эффективной конкуренции. До настоящего момента в законодательстве Германии был предусмотрен критерий оценки на наличие признаков доминирования, истоки которого прослеживаются в положениях ЕС о контроле за сделками слияния/поглощения, в свою очередь позволяющих определить, могут ли операции/сделки создать или укрепить и без того устоявшуюся доминантную позицию. Опыт, черпаемый из источников законодательства Европейского Союза, подсказывает, что переход с «теста на доминантность» на SIEC-тест на территории Германии скорее всего окажет малозначительное влияние на подавляющее большинство рассматриваемых дел в сфере нарушения принципов конкуренции.

Правовая презумпция доминирования для доли рынка, составляющей 40%

В силу законодательства Германии компания ранее признавалась в качестве доминирующей, если владела долей рынка, составляющей, как минимум, одну треть от общего его объёма. Данный потолок отныне увеличен до 40%. Как и ранее, компании, достигающие подобного потолка, смогут опровергнуть законодательную презумпцию доминирования.

Малозначительные рынки

До настоящего момента концентрации компаний, оказывающих влияние исключительно на малозначительные рынки (рынки, существующие на протяжении, как минимум, пяти лет, ежегодная рыночная стоимость которых на территории Германии не превышает 15 млн евро), не должны были получать уведомление о применении к ним контроля над соответствующими сделками слияния/поглощения. Тем не менее, по причине сложностей, связанных с определением упоминаемых малозначительных рынков, а также операций, зачастую оказывающих влияние как на малозначительные, так и более значимые рынки, стороны ранее чувствовали себя неуверенно в том, что касалось их обязательств раскрытия информации о подобных операциях. Новый закон исправляет данный недочёт. До сведения концентраций должно быть доведено наличие над ними соответствующего контроля вне зависимости от того, связаны ли они с малозначительными рынками, при этом Федеральное управление по делам картелей не вправе запретить проведение операций ввиду обстоятельств, складывающихся на подобных рынках.

Рассмотрение множественных операций между одними и теми же компаниями в течение срока двух лет

В рамках нового законодательства соответствующий орган будет рассматривать последовательные операции, происходящие в течение двухлетнего периода между одними и теми же сторонами, в качестве одной операции в целях расчёта соответствующих потолков, упомянутых выше. Данное правило, по сравнению с положениями статьи 5(2)(2) Регламента 139/2004 на наднациональном уровне, обеспечивает невозможность для сторон избежать контроля за операциями слияния/поглощения путём разбивки одной операции на несколько операций с активами, которые, если посмотреть на них по отдельности, подпадали бы лишь под потолок, предусмотренный законодательством Германии в части контроля за слиянием/поглощением.

Изменение процедуры

Немецкое законодательство отныне недвусмысленно допускает поведенческие, в противовес структурным, средства судебной защиты. Тем не менее, подобные поведенческие средства могут не привести к желаемому результату, т. е. к тому, чтобы от регулятора потребовалось постоянное отслеживание поведения вовлеченных в процесс компаний.

Ранее строгие процедурные сроки отныне смогут варьироваться в зависимости от ситуации. Несоблюдении сторонами обязательства в части предоставления информации, запрошенной соответствующим органом, отныне не приведёт к дальнейшему запуску отсчёта соответствующих сроков в первой фазе процедуры, но лишь породит возможность дальнейшей оценки ситуации. Кроме того, если средства судебной защиты предложены сторонами, период оценки ситуации в рамках второй фазы отныне будет продлён на один месяц.

Операции, которые являются предметом контроля за слияниями/поглощениями, но имплементированные без проверки статуса их поднадзорности, будут рассматриваться в качестве недействительных. Если об операции сообщено лишь после её имплементации, Федеральное управление по делам картелей будет вправе инициировать процедуру дивестирования, т. е. реализации части или всех активов или бизнес-единиц предприятия. Отныне закон прописывает, что в случаях, при которых подобная процедура завершена без приказа о дивестировании (например, расчёты по операции проведены), операция станет действительной ретроактивно. Тем не менее, закрытие операции, подлежащее контролю слияния/поглощения до момента расчётов, остаётся незаконным и может породить штрафные санкции.

Различия с мерами по контролю за слияниями/поглощениями в ЕС остаются

Ряд особенностей законодательства Германии в части контроля за слияниями/поглощениями применительно к европейскому законодательству остаются неизменными, в частности:

  • приобретение неконтрольных долей в размере 25% или более является концентрацией;
  • даже в том случае, при котором процесс приобретения неконтрольных долей, составляющих менее 25%, является созданием концентрации, подобное минимальное долевладение оказывает «конкурентнозначимое влияние» (competitively significant influence) на приобретателя;
  • создание неполнофункциональных совместных предприятий может быть охарактеризовано в качестве концентрации; и
  • совместные предприятия могут проводить операции в рамках правил контроля за слияниями/поглощениями в силу статьи 1 Закона в части Ограничений конкуренции (эквивалентна статье 101 Договора о функционировании Европейского Союза) в будущем.

Злоупотребление доминантной позицией

Реорганизация существующих правил

На фоне того, как правила ФРГ в части злоупотребления доминантным положением и одностороннего поведения по сути остаются неизменными, они полностью изменяются и отныне структурированы более «дружественным» образом.

Правила ФРГ в части одностороннего поведения всё ещё продолжают обладать более расширенным масштабом применения принципа доминантности, нежели правила в рамках европейского законодательства. В то время как Законодательство ЕС касается исключительно доминирующих компаний, в силу законодательства ФРГ компании, не являющиеся доминантными, но обладающие относительным рыночным влиянием на более малые предприятия-конкуренты, клиентов и/или поставщиков, ограничены в том, что касается злоупотребления подобным относительным рыночным влиянием .

Правовая презумпция доминантности применительно к доле рынка на уровне 40%

Немецкое законодательство характеризует законную презумпцию как ситуацию, при которой компании, владеющие некоторой долей рынка, доминантны. Доминирование одной фирмы отныне существует, если компания владеет долей рынка как минимум на уровне 40%. Потолки для допущения совместного доминирования не изменились. Совместное доминирование существует, если более трёх компаний владеют комбинированной долей рынка на уровне, как минимум, 50%, или если более пяти компаний обладают комбинированной долей рынка на уровне одной третей или более.

Правоприменение

Структурные меры в качестве инструментария прекращения правонарушений

В прошлом было неясно, — в целях прекращения правонарушений — может ли Федеральное управление по делам картелей налагать структурные меры, такие как дивестирование частей компании. Отныне законодательство разъясняет, что подобные структурные меры допустимы там, где они не превышают установленных для компаний затрат, и предусматривает, что поведенческие меры будут менее эффективны.

Порядок выплаты возмещения пострадавшим от правонарушений

Федеральное управление по делам картелей отныне получило полномочия приказывать компаниям выплачивать пострадавшим от их неконкурентных действий любые дополнительные затраты, вытекающие из правонарушения. Это новое положение выглядит грубовато среди правил конкуренции. На самом деле, оно означает, что отныне соответствующий орган сможет приказывать нарушителям компенсировать ущерб потерпевшим: данный процесс будет отдан на откуп частного контроля за исполнением.

Обязательство в части штрафов в случае правопреемства

В силу решения Федерального суда от 2011 года компании могут относительно легко избегать обязательств в части уплаты штрафов путём принятия ряда мер реструктуризации. Например, в случае, при котором компания, вовлечённая в правонарушение, позднее была поглощена другой компанией, владеющей значительными активами, никакой штраф не может быть наложен на правопреемника. Так как в силу немецкого законодательства автоматической ответственности материнского предприятия за поведение дочерних не существует, это значит, что штраф наложен быть не может. Данный пробел отныне будет закрыт, и в большинстве случаев правопреемники могут нести ответственность в виде штрафа в размере стоимости цедированных активов. Тем не менее, — в случае сделки с чистыми активами — приобретатель/правопреемник может не нести ответственность за правонарушение, инициированное компанией, ранее владевшей данными активами. Вопреки европейскому законодательству, в силу законов ФРГ исчезает автоматический порядок, согласно которому материнские предприятия могут нести ответственность за поведение их дочерних компаний (worldbiz.ru).

Оставьте первый комментарий для "Новые правила в сфере конкуренции в Германии"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

error

Понравился сайт? Расскажите о нем своим друзьям.

RSS
Follow by Email